ЭСХАТОЛОГИЯ

учение о *последних днях*, о *конце света*, о финальных итогах для отдельных человеческих душ, всего человечества и мира в целом. *Эсхатология в собственном смысле складывается там, где становится возможным положительное решение личных и вселенских судеб как чего-то абсолютного* (С.Аверинцев). Ею охотно занимались не только теологи, но и религиозные философы. Считая эсхатологическую проблему основной для метафизики, Н.Бердяев писал, что история завершится великой катастрофой и Судом, но ее *конец есть торжество смысла, соединение божественного и человеческого, эсхатологическое завершение экзистенциальной диалектики божественного и человеческого*. Вл.Соловьев представил в *Трех разговорах* свой *сценарий* приближения мира к Судному дню, согласно которому мировая империя антихриста вырастет из основных тенденций развития западной цивилизации; христианская культура при этом окажется в конечном счете несостоятельной, но перед лицом грядущего врага христиане смогут, наконец, достойно исповедовать свою веру, мученически пострадать за Христа и примириться между собой. Г.Федотов, однако, отказался признавать, что христианскую культуру постигнет глобальная неудача и высказал надежду, что ее ждет подъем, который будет содействовать духовному возрождению христианства.

Смотреть больше слов в «Кратком религиозно-философском словаре»

ЭТИКА →← ЭСХАТОЛОГИЗМ

Смотреть что такое ЭСХАТОЛОГИЯ в других словарях:

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ (греч. eschatos — последний, конечный и logos — слово, учение) — религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Следует различа... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ         (от греч. — последний, конечный, учение)         религ. учение о конечных судьбах мира и человечества, в основе к-рого лежит ко... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

от греч. ??????? – последний, конечный и ????? – слово, учение) – в религ. мировоззренч. системах – учение о конечных судьбах мира и человека. Следует различать индивидуальную Э., т.е. учение о загробной жизни единичной человеч. души, и всемирную Э., т.е. учение о цели космоса и истории, об исчерпании ими своего смысла, об их конце и о том, что за этим концом последует. В религ. и филос. учениях, исходящих из циклич. концепции мировых процессов (напр., брахманистские и пифагорейско-стоич. доктрины вечного возвращения и мирового года), об Э. можно говорить лишь в несобств. смысле, ибо сама идея вечного круговорота исключает что-либо конечное: у мироздания нет ни цели, ни абс. конца; всемирные катастрофы, ритмически уничтожающие космос, лишь расчищают место для следующего. Натуралистич.-гилозоистская мистика, охотно интерпретирующая космос как биологич. организм, естественно представляет смену одряхлевшего космич. тела молодым (учение о периодич. мировом пожаре, о вселенском огне, "мерою возгорающемся и мерою угасающем" – Гераклит, frg. В 30). Поскольку центр. формула древнего умозрения гласит "единое и все", то ритм бытия интерпретируется как смена "выдоха" – перехода "Единого" во "Все" как свое инобытие – "вдохом", т.е. возвращением Всего в самобытие Единого (ср. неоплатонич. триаду "пребывание" – "выступание" – "возвращение", инд. доктрины о возникновении мира из самосущего атмана и возвращении этого мира к своему первоначалу в результате "всеобщей погибели"; см., напр., "Упанишады", М., 1967, с. 39 и 140–41). Хотя апокалиптич. картины мировых катастроф изображаются в ярких тонах (ср. знаменитое "Прорицание вельвы" в "Старшей Эдде"), дело идет не о необратимом исполнении мирового смысла, а лишь о смене циклов. Индивидуальная Э. также легко подчиняется закону вечного круговорота: для мировоззренч. стиля язычества крайне характерны представления о могиле как материнском лоне Земли, подлинной матери всех детей, поэтому смерть и погребение тождественны зачатию, возвращающему покойника обратно в земную жизнь, и языч. погребальные обряды охотно воспринимают в себя сексуальную символику (ср. A. Dieterich, Mutter Erde. Ein Versuch ?ber Volksreligion, Lpz., 1905). У ряда первобытных народов распространена вера в то, что умерший снова приходит на землю в теле новорожденного из своего рода (напр., своего внука); на высоких уровнях культуры эта вера принимает форму филос. теории переселения душ (напр., в буддизме, у орфиков, в пифагореизме, неоплатонизме, в мистич. учениях хасидизма и т.п.). Эти древние мотивы возрождаются в учении Шопенгауэра о неразрушимости волевой сердцевины нашего "Я", после каждой смерти продуцирующей новую жизнь, и в мифологеме вечного возвращения у Ницше. Под знаком блуждания от одного воплощения к другому, перед темной и безличной всезачинающей и всепоглощающей бездной могильного лона грани между "Я" и "не-Я" стираются: "Ту грудь, что некогда питала его, он сжимает, охваченный страстью. В том лоне, что некогда породило его, он предается наслаждению. Та, что была ему матерью, – снова жена; та, что жена, – снова мать... Так в круговороте бытия... блуждает человек..." ("Упанишады", с. 228). Этот непрерывный цикл переселения души, не разрешающийся в к.-л. окончат. и бесповоротное решение ее судеб (по терминологии орфиков, "колесо рождения"), может восприниматься как невыносимая безнадежность (ср. там же, с. 134). Так возникает характерная для буддизма мысль, что душа может прорвать круг перерождений, лишь угасив себя самое (ср. учение Шопенгауэра о сознат. преодолении воли к жизни). Только такой исход странствий души может быть окончательным и абсолютным: хотя в буддизме махаяны развиваются представления о райских и адских пространствах для душ (ср. особенно доктрину о "чистой земле" у адептов Будды Амитабы в Китае и Японии), эти решения судьбы души не изымают ее из-под власти "закона кармы". Последнее может сделать только нирвана, к-рая и оказывается единственно возможным абс. спасением. Э. в собств. смысле складывается там, где становится возможным позитивное решение личных и вселенских судеб как чего-то абсолютного. Особая роль в становлении индивидуальной Э. принадлежит древнему Египту, а в становлении всемирной Э. – иудаизму. Древнеегип. мысль, напряженно работавшая над проблемой смерти и личного бессмертия (одновременно эти же проблемы ставятся в вавилонском эпосе о Гильгамеше, относимом к 22 в. до н.э.), поняла загробную жизнь как положит. бытие, по своей конкретной наполненности не уступающее земной жизни (ср. потусторонние поля Иару с их чудесным плодородием), однако в отличие от нее стоящее под знаком окончат. стабильности и потому неизмеримо более важное. Жизнь во времени должна служить только приготовлением к жизни в вечности. Бесповоротное определение судеб души ("ка", т.е. бестелесно-телесного двойника) осмысляется в морально-религ. плане как суд над ней перед престолом загробного бога и царя Осириса: человек должен принести отчет за свою жизнь, а его сердце сравнивается на весах с Правдой; осужденного пожирает чудище Амама, т.е. "Пожирательница" (ср. идею "пасти Ада" в христ. Э. и иконографии), а оправданный навеки водворяется в местах покоя блаженных, став ипостасью Осириса. Загробный суд своей нелицеприятностью должен был восполнить все дисгармонии земной жизни, в том числе и социальные: "нет там разницы между бедным и богатым" (см. М. Э. Матье, Древнеегип. мифы, М.–Л., 1956, с. 62). Параллельно с этич. пафосом веры в праведный суд развивается интерес к возможности обеспечить себе желат. судьбу на том свете посредством магич. обрядов или правильной информации о том, что ждет умершего (знаменитые "Книги мертвых" и др.). По др. пути идет мышление иудаизма, сосредоточенное не на судьбах индивида, а на судьбах Израиля и мира, на мистич. осмыслении всечеловеч. и всемирной истории как разумного процесса, полагаемого и направляемого волей личного бога. Историч. катастрофы, постигающие иудейский народ (вавилонское пленение 586 до н.э., разрушение Иерусалима римлянами в 70, подавление восстания Бар-Кохбы и кровавые репрессии против иудаизма в 135), усиливают интерес к Э.; руководимая богом история должна трансцендировать себя самое в приходе "нового неба и новой земли" (Исайя, 65, 17), в наступлении "будущего века" (?wlm hb? – талмудич. термин, вошедший в формулу христ. символа веры: "чаю... жизни будущего века"). Отступающая на задний план индивидуальная Э. становится составной частью всемирной Э., ибо наступление "будущего века" окажется сроком для воскресения прежде умерших праведников (вера в такое воскресение защищается фарисеями против саддукеев и окончат. торжествует в первые века н.э.). Вобрав в себя традицию параллельно развивавшегося мистич. осмысления истории в зороастризме, иудаизм интерпретирует эсхатологич. время как окончат. разделение добра и зла, победу первого над вторым (ср. И. Д. Амусин, Рукописи Мертвого моря, 1960, с. 117). В качестве решения всех споров, исполнения всех обещаний и осуществления мирового смысла эсхатологич. время именуется в послебиблейской еврейской лит-ре просто "Концом" (qz); центр тяжести решительно перемещается из настоящего в будущее. Господином и свершителем "Конца" будет бог, но также и его человечески-сверхчеловеч. посланник и "помазанник" (m?jh, в греч. произношении "Мессия", в греч. переводе "Христос"), к-рый положит конец временам "омрачения", соберет рассеянный еврейский народ, "заставит расцвести почиющих в земле" (талмудич. формула, см. Pirge R. Eliezer, 32, 61) и соединит в себе достоинство царя и первосвященника. Трагич. крушение евр. цивилизации в Испании после "Реконкисты" в 15 в. стимулировало парадоксалистское учение о том, что Мессия придет лишь после предельного обострения бедствий (т.н. "родовые муки прихода Мессии"), так что к историч. процессу следует относиться по формуле "чем хуже, тем лучше" (в легендах хасидов чудотворцы-цадики, своей теургич. властью избавляющие людей от бед, нередко получают упрек, что этим они отдаляют приход Мессии). Э. христианства выросла на основе Э. иудейского сектантства, освобожденной от нац.-политич. чаяний и обогащенной мотивами антич., егип. и зороастрийских эсхатологич. доктрин (особую роль в ее подготовке сыграла Э. позднеантич. синкретизма, развивавшаяся в пограничной сфере между иудаизмом, ближневост. и греко-рим. язычеством и выразившаяся в т.н. Сивиллиных книгах, 4-й эклоге Вергилия, т.н. герметич. текстах). Исходной точкой новой веры был тезис, согласно к-рому прорыв мессианского "Конца" уже начался с выступлением Иисуса "Христа" (т.е. "Мессии"), к-рый пришел "в последние времена" (1 посл. ап. Петра, 1, 20) и "победил мир" (Еванг. от Иоанна, 16, 33). Поскольку, однако, эмпирич. реальность истории продолжала существовать, образ "Конца" был с самого начала подвергнут удвоению. Мессия первый раз приходит "в образе раба", как учитель, исцелитель и искупитель, причем отказывается "судить людей" (Еванг. от Матф., 18, 11), второй раз он придет "со славою судить живых и мертвых" (текст Никейско-Константинопольского символа веры). В первом пришествии история оказывается снятой лишь "незримо", лишь для веры верующих: она продолжает длиться, но уже под знаком конца (ср. Апокалипсис, 22, 11–12); второе пришествие должно выявить эту незримую реальность. Эсхатологич. свершение перемещается во внутр. мир человека ("царство божие внутри вас"), однако через доктрину о втором пришествии сохраняется и для внешнего мира. При этом первое и второе пришествия выражают полярное соотношение двух атрибутов божества – милосердия и судящей справедливости, парадоксальным сосущест- вованием к-рых много занимается и Талмуд (ср. Exod R., Schemot III, 6 и др.). Эта сложная Э. Нового завета могла выразить себя лишь в многозначных притчах и символах, избегая наглядной детализации. Однако ср.-век. сознание в бесчисл. апокрифах создает детализированную картину потустороннего мира (ср. визант. апокриф "Хождение Богородицы по мукам", необычайно популярный и на Руси). В этом за ср.-век. христианством следует ислам, раскрашивающий свою Э. в яркие тона вост. сказки. На уровне чувств.-наглядного мифа топика Э. часто оказывается интерконфессиональной (напр., гурии исламского рая аналогичны апсарам буддизма махаяны, исламские представления оказывают влияние на зап.-европ. Э. зрелого средневековья, ср. Р. М. Asin, La escatologia musulmana en la "Divina Comedia", Md, 1919): перед нами течения народной фантазии, пересекавшие все вероисповедные и этнич. границы. Однако в связи с рецепцией мотивов егип. и греко-рим. индивидуальной Э. (напр., мотив взвешивания Осирисом сердца умершего перешел в мотив такого же взвешивания перед лицом архангела Михаила) перед ср.-век. Э. возникла проблема согласования этих мотивов с библейской всемирной Э. Если судьба каждой отд. души решается ее "взвешиванием" на весах Михаила и водворением в Раю или в Аду, мотиву всеобщего воскресения и суда над человечеством в "судный день" конца мира угрожает опасность потерять смысл. Наиболее распространенное решение этой проблемы (известное по "Божеств. Комедии" Данте, но возникшее много раньше) исходило из того, что радости рая и муки ада переживаются душами, разлученными с телом, лишь в предварении и получат свою окончат. полноту лишь после телесного воскресения и Страшного Суда. Этим самым индивидуальная Э. оказывалась расслоившейся уже не на два, а на три момента: если 1) праведник уже в земной жизни через свою встречу с явившим себя Христом сокровенно имеет эсхатологич. "новую жизнь", а 2) после смерти получает в раю "вечную жизнь", то оба эти события вещественно реализуются лишь в 3) завершающем событии воскресения и просветления его плоти на исходе мира. Последнее часто интерпретировалось мистикой как восстановление в первозданном совершенстве всего сотворенного универсума: человек как микрокосм и посредник между природой и богом (ср. L. Thunberg, Microcosm and mediator: The theological anthropology of Maximus the Confessor, Lund, 1965) преодолевает свою расколотость на два пола (древний мотив, известный по "Пиру" Платона), затем перебарывает расколотость мира на земное и ангельское бытие, претворяя землю в рай, затем примиряет в своей сущности чувственное и умопостигаемое и кончает тем, что, воссоединив в себе самом универсум, через любовь отдает его богу и тем исполняет цель бытия. Представления о претворении и "об?жении" плоти особенно характерны для визант. мистики (Ареопагитики, Максим Исповедник, исихасты; см. также Православие); на Западе они наиболее ярко представлены в неортодоксальной Э. Иоанна Скота Эриугены (ср. А. Бриллиантов, Влияние вост. богословия на западное в произв. Иоанна Скота Эригены, СПБ, 1898, с. 407– 414). Идея "апокатастасиса", т.е. всеобъемлющего просветления и возвращения к первозданному состоянию благости, была доведена Оригеном до крайних выводов о необходимом спасении всех согрешивших индивидов, включая Сатану, и, след., о временном характере мук геенны, сохраняющих лишь очистительно-педагогич., но не собственно карательное назначение. Этот крайний оптимизм противоречил как христ. убежденности в окончат. характере эсхатологич. приговоров, так и теистич. вере в свободу воли (ибо для того чтобы постулировать необходимое спасение души, надо отказать ей в свободе произвольно отвергнуть милость бога и тем увековечить свое осуждение). Поэтому учение Оригена об "апокатастасисе" было признано еретическим на V Вселенском соборе в 553 (см. "Деяния Вселенских Соборов", Казань, 1875, с. 463), однако оно находило отголоски в истории христ. мысли от Григория Нисского и Эриугены вплоть до теологии 20 в. (ср. нашумевшую книгу Дж. ?апини "Дьявол" – "Il diavolo", Firenze, 1953). Однако само представление о месте временных очистит. мук, характерное для антич. Э. (ср. 6 книгу "Энеиды" Вергилия), было удержано в католич. теологии параллельно с представлением об аде как месте вечных мук; это зап.-христ. учение о чистилище было отвергнуто православием (впрочем, и визант. традиция знает временные мучения, испытания и странствия разлученной с телом души в виде т.н. "мытарств"). В целом православная Э. сравнительно с католической менее догматически фиксирована и в большей степени выражает себя в многозначной символике церк. поэзии, иконографии и обрядности, что позволяет совр. конфессиональным интерпретаторам православия оставлять дверь приоткрытой для доктрины апокатастасиса (С. Булгаков). В религ. учениях позднеср.-век. хилиазма, выразивших чаяния социальной справедливости и ознаменовавших собой наступление глубоких сдвигов в жизни Европы (Иоахим Флорский, Мюнцер и др.), происходит перенесение интереса от индивидуальной Э. к Э. всемирной. Это характерно и для новейшей религ. философии, поскольку одним из гл. шансов совр. христианства является истолкование кризисных процессов актуальной истории в смысле исполнения эсхатологич. "сроков". Диалог Вл. Соловьева "Под пальмами. Три разговора..." (1899–1900), написанный накануне бурного 20 в., открыл длинный ряд подобных истолкований. Э. как самотрансцендирование ускорившегося хода истории – одна из ведущих тем совр. религ.-мистич. мысли. Лит.: Кулаковский Ю. ?., Смерть и бессмертие в представлениях древних греков, К., 1899; Давыденко В. Ф., Святоотеческое учение о душе человека, X., 1909; Зелинский Ф. Ф., Первое светопреставление, в его кн.: Из жизни идей, 3 изд., т. 1, П., 1916, с. 185–236; его же, Гомер – Вергилий – Данте, там же, т. 4, вып. 1, П., 1922, с. 58–79; Машкин ?. ?., Э. и мессианизм в последний период Рим. республики, "ИАН СССР. Сер. ист. и филос.", 1946, т. 3, No 5; Diеtеriсh ?., Nekyia. Beitr?ge zur Erkl?rung der neuentdeckten Petrusapokalypse, Lpz., 1893; Maass E., Orpheus. Untersuchungen zur griechischen, r?mischen, altchristlichen Jenseitsdichtung und Religion, M?nch., 1895; Rohde E., Psyche. Seelencult und Unsterblichkeitsglaube der Griechen, 2 Aufl., Freiburg, 1898; Vasiliev ?. ?., Medieval ideas of the end of the world: West and East, "Byzantion", 1944, v. 16, p. 462–502; Budge E. A. W., The book of the Dead, N. Y., 1951; Bultmann R., History and eschatology, Edin., 1957. С. Аверинцев. Москва. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(Eschatalogy). Учение о "последних вещах" (погреч. eschata), т.е. о конечной судьбе человека (включая смерть, воскресение, суд и посмертное существование) или мира. Во втором случае эсхатология иногда ограничивается абсолютным концом мира, за исключением того, что обычно не входит в это понятие. Такое ограничение не обусловлено библейским словоупотреблением еврейское выражение be aharit hayyamim (в LXX: en tais eschatais hemerais "в последние дни") может означать конец существующего порядка вещей и даже загробную жизнь. Библейская концепция времени не циклична (иначе эсхатология относилась бы лишь к завершенному циклу) и не линейна(иначе она относилась бы к последней точке на линии), а представляет собой "повторяющийся образец", где суд Божий переплетается с искуплением, пока этот образец не проявится в полной мере. Поэтому эсхатология может указывать на исполнение Божьего замысла независимо от того, совпадает ли она с концом мира (или истории), и от того, окончательно ли это исполнение или оно отмечает этап в развитии этого замысла. Личная эсхатология в ВЗ. В ВЗ выражена вера в призрачное посмертное существование. Но Иисус говорит, что связь людей с Богом подразумевает бессмертие Бог "не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы" (Лк 20:38). В в.з. времена это признавали далеко не все. Вероятно, в противовес ханаанейскому культу мертвых ВЗ так мало говорит о загробной жизни. Шеол это подземный мир, где живут тени; их прошлое положение здесь не много значит. Славословия и хвалы Господу, крым так истово предавались набожные израильтяне на земле, не слышны в Шеоле, ибо он не в Его ведении (Пс 87:1012; Ис 38:18). Но иногда в ВЗ звучит голос надежды. В Пс 72 и 138 человек, живущий с Богом, не может лишиться Его и в смерти: "Взойду ли на небо, Ты там; сойду ли в преисподнюю, и там Ты" (Пс 138:8). Хо?я Иов и его друзья отрицают возможность жизни после смерти (Иов 14:1012) и не верят в то, что радости будущего существования могут возместить земные страдания, все же в минуту просветления Иов восклицает, что если не при жизни, то после смерти увидит Бога, Который восставит его из праха (Иов 19:2527). Мечта о национальном возрождении Израиля была высказана раньше, чем надежда на личное воскресение. Пророку Иезекиилю в видении является долина сухих костей, и Бог вдыхает в них новую жизнь. Это символ национального возрождения Израиля: "... кости сии весь дом Израилев." (Иез 37:11). Такое же обетование звучит и в Ис 26:19: "Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела!" Надежда на личное воскресение впервые выражена в Дан 12:2. Преследования мучеников при Антиохе Епифане пробудили новые надежды на воскресение. Вера в будущее воскресение (по крайней мере, праведников) характерна для всего ортодоксального иудаизма, не считая саддукеев, охранявших старую религию от фарисеев и их новшеств. Вместе с возникновением нового религиозного пафоса углубляется различие между посмертной судьбой праведников и грешников, раем и геенной. Мировая эсхатология в ВЗ. День Господень в ранней израильской религии это день, когда Господь отомстит за себя и свой народ. Возможно, что он ассоциировался с осенним праздником Кущей, когда народ прославлял БогаЦаря. Об этом празднике свидетельствуют псалмы, "поставляющие на царство" (Пс 92,9499); царственное могущество Божье увековечено в творении, дарах плодородия и урожая, милосердии и суде над Израилем и другими народами. Его верховная воля в этих сферах будет полностью явлена, когда Господь придет "судить вселенную по правде" (Пс 95:13; 97:9). "День Господень" впервые упоминается в Книге пророка Амоса (Ам 5:1820), крый укоряет израильтян в том, что они с таким нетерпением ждут его, ибо день этот принесет не свет и радость (как они думают), а тьму и плач. Поскольку Господь совершенен и праведен, Его вмешательство означает суд над всякой неправдой, особенно среди Его народа, к-ром у были даны исключительные привилегии и возможности познать Его волю. Псалмопевцы и пророки признавали, что, хотя власть Господа проявлялась во многом, окружавшая их действительность была далеко не идеальной. Даже в Израиле не все осознавали всемогущество Божье. Но когданибудь разница между идеалом и действительностью исчезнет, в день Господень все народы признают Его Царем, и "земля наполнится познанием славы Господа" (Ис 11:9; Авв 2:14). В Зах 14:39 обрисовано будущее богоявление, когда Господа назовут " Царем всей земли ". Упадок Давидова царства еще сильнее обнажил контраст между идеалом и реальностью. Эта монархия должна была олицетворять Царство Божье на земле, но политический крах, общественная несправедливость и чужеземный гнет лишь подчеркивали их несходство. Чем несовершенней становилось царство Давида, тем яснее вырисовывался образ грядущего Царя, в Котором исполнятся обетования, данные Давиду, и возродится померкшая слава былых времен (Ис 9:67; 11:110; 32:18; Мих 5:24; Ам9:1112; Иер 23:56; 33:1422). Эти чаяния мессианского Царства и ожидание постоянного наместника Божьего на земле господствуют в еврейской эсхатологии. В некрых пророчествах о будущем веке царь из рода Давидова уступает первенство священству, как в Иез 46:110 и в более поздних кумранских рукописях, где Мессия из рода Давидова подчиняется первосвященнику. Даниил выразил эсхатологические чаяния другого рода. В Иерусалиме царствует не монарх, а Всевышний, Он правит царством людей, и будущие владыки земли получают власть по Его воле и царствуют до тех пор, пока Он позволяет им. Эпоха языческих империй близится к завершению; на ее обломках Отец небесный установит свое нерушимое Царство. В Дан 7:13 это вечное и вселенское Царство в конце времен отдано в удел "как бы Сыну человеческому", Который ассоциируется, если не сливается со "святыми Всевышнего" (Дан 7:18,22,27). Н .з. эсхатология. В.з. эсхатология устремлена в будущее, ее лейтмотивы надежда и обетование. Они звучат и в НЗ, но узловая тема в нем исполнение обетований в Иисусе Христе, Который своими страстями и воскресением возродил нас "из мертвых к упованию живому" (1Пет 1:3). Христос разрушил смерть и явил "жизнь и нетление через благовестив" (2Тим 1:10). Проповедь Его, кратко изложенная в Мк 1:15 ("исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие"), говорит об исполнении в.з. пророчества: "...наступило время, чтобы царством овладели святые" (Дан 7:22). В определенном смысле Царство уже присутствовало в служении Иисуса: " Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие" (Лк 11:20; ср. Мф 12:28). С другой стороны, оно настанет в будущем. Иисус учил учеников молиться: "...да приидет Царствие Твое..." (Лк 11:2). Царство придет "в силе" (Мк 9:1); оно ассоциируется с воскресением Сына Человеческого, грядущего "с силою многою и славою" (Мк 13:26). Выражение "Сын Человеческий" постоянно звучит в учении Иисуса о Царстве Божьем, особенно часто после исповедания Петра в Кесарии Филипповой (Мк 8:29). Оно перекликается с выражением пророка Даниила: "...шел как бы Сын человеческий..." (Дан 7:13). Вслед за пророком Даниилом Иисус иногда называет себя Сыном Человеческим, " грядущим на облаках небесных " (Мк 14:62), но значительно чаще Он цитирует слова пророка Исаии о "рабе Яхве" (Ис 52:1353:12) и говорит, что Сыну Человеческому надлежит пострадать. Это изображение Сына Человеческого в образе раба особенно отчетливо проявляется в том, что Иисус исполняет все, предсказанное в Св. Писании и о том, и о другом. "Как бы Сын человеческий" у Даниила получает власть от Предвечного, Иисус получает ее от Отца. "Святые Всевышнего" получают власть, Иисус делит свою власть с учениками, с "малым стадом" (Лк 12:32; 22:2930). Но прежде Сыну Человеческому надлежит пострадать (Лк 17:25). Иногда Иисус употребляет слово "жизнь" или "жизнь вечная" ("жизнь будущего века") как синоним "Царства Божьего"; войти в Царство значит войти в новую жизнь. Тем самым Он соединяет Царство с будущим веком, когда праведники воскреснут к новой жизни. Согласно учению апостолов, к жизни вечной можно приобщиться здесь и теперь, хотя полнота ее наступит в будущем. Смерть и воскресение Христа знаменуют новый этап в созидании Царства, в к-ром верующие приобщатся к Его воскресшей жизни уже теперь, на земле, в смертном теле. Между воскресением Христовым и Его Вторым пришествием должен пройти неопределенный период времени, когда будущий век частично совпадает с настоящим. Христиане уже живут в этом будущем веке духовно, хотя временно пребывают в " веке сем". Дух Божий предвосхищает воскресение в "веке грядущем". Этот взгляд называется "осуществившейся эсхатологией". Но осуществившаяся эсхатология НЗ не исключает грядущего эсхатологического конца. Осуществившаяся эсхатология. Если "последние вещи" истинная цель эсхатологических упований проявились в служении, страстях и торжестве Иисуса, они не могут быть абсолютным концом времен, поскольку с тех пор прошло много времени. В НЗ употребляется слово "последний" (eschatos ) (ср. Откр 1:7; 2:8; 22:13). Сам Иисус надежда Его народа, благословение всех Божьих обетований. В "последовательной эсхатологии" А. Швейцера Иисус, считающий себя израильским Мессией, понял, что конец не настал, когда Он ожидал его (ср. Мф 10:23), и принял смерть, чтобы насильно осуществить Второе пришествие Сына Человеческого. Поскольку колесо истории не повиновалось Ему и не повернулось, завершая свой последний оборот, Он бросился на него и погиб. Его неудача привела к Его более решительному господству в истории, чем Он мог бы достичь, если бы свершились Его первоначальныечаяния. По Швейцеру, Его миссия была чисто эсхатологической в том смысле, какой придавала этому понятию примитивная апокалиптика той эпохи. Его этическое учение рассчитано на промежуток времени между началом Его проповеди и явлением в силе и славе. Позднее, когда Его смерть уничтожила эсхатологическую ситуацию, вместо того чтобы ее углубить, проповедь Царства уступила место церковному учению. Эта интерпретация Христовой миссии односторонняя и предвзятая была реакцией Швейцера на либеральную экзегезу прошлого века. Позднее Р. Отто и Ч. Додд предложили другую форму понимания осуществившейся эсхатологии. Додд толкует притчи Христовы как вызов, крый слышали Его слушатели в словах о приближении Царства Божьего. Додд считал, что Царство осуществилось в жизни, смерти и воскресении Христа; излагать эти события в правильной перспективе значит возвещать Благую весть о Царстве Божьем. Второму пришествию предшествовала искупительная миссия Христа, края стала решающим, или эсхатологическим, явлением могущества Божьего, совершающегося для спасения мира. Сосредоточившись на том, что "последние вещи" в будущем, мы вернулись бы к еврейским апокалиптическим настроениям, крые сводили благовестив Иисуса к "предварительной " работе. (Позднее Додд стал подчеркивать исполнившиеся во Христе обетования Божьи воплощение определило смысл и цель человеческого существования; в конце истории человечество встретится с Богом во Христе.) И.Иеремиас, многим обязанный Додду, считал, что притчи Христовы это эсхатология "в процессе реализации" : они возвещают, что исполнились все обетования, и побуждают слушателей оценить личность и миссию Христа. Ученик Додда, Дж. А.Т. Робинсон, толкует Второе пришествие не как событие будущего, а как миф или символ того, что Христос придет в любви и силе, явив знаки своего присутствия и крестных мук. Судный день происходит каждый день. Робинсон отрицает, что Иисус говорил о своем возвращении с небес на землю. Его изречения были превратно поняты в ответе первосвященнику (Мк 14:62) Он говорил об оправдании и каре за грехи. Выражение "отныне" (Лк 22:69; Мф 26:64) Его подлинные слова. Сын Человеческий, осужденный земным судом, будет оправдан на суде Божьем; "отныне" Его суд и искупление столь же неизбежны, как и оправдание. Вслед за Г. Флоровским Робинсон говорит об эсхатологии, начинающейся после смерти и воскресения Христа. Эта эсхатология открыла новый этап в созидании Царства Божьего, после крого завершится Божий искупительный замысел. Робинсон называет Христово служение "предваряющей эсхатологией ", поскольку в этом служении зримо присутствуют знамения будущего века. Заключение. Иисус говорит языком ВЗ, но вкладывает в него новый смысл. Вероятно, Он указывал на свой приход на землю, во время крого Он должен прославиться и разделить славу со своим народом, воскрешенным Его Словом. Исполнившиеся обетования названы "упованием славы" это надежда на то, что Его народ приобщится к славе воскресшего Господа. Его присутствие поддерживает "упование славы" (Кол 1:27), и это упование запечатлено Духом (Еф 1:1314,1821). Между "уже" исполнившимся и "еще" не исполнившимся обетованием существует известное напряжение, но они необходимы друг другу. Иоанн Богослов говорит, что закланный агнец победил (Откр 5:5), но возмездие и суд предстоят в будущем (Откр 22:12). Если Иисус теперь "увенчан славою и честию", значит, Бог действительно "все покорил под ноги Его" (Евр 2:89). Его ученики уже участвуют в Его воскресшей жизни, а тот, кто отвергает Его, "ужеосужден" (Ин 3:18). Изчетвертого Евангелия явствует, что суд миру совпал со страстями воплощенного Слова (Ин 12:31) и в будущем совершится воскресение к осуждению и воскресение к жизни (Ин 5:29). Некрые досконально разобранные вопросы библейской экзегезы, как, напр., хронология Второго пришествия и "великой скорби" (Мк 13:19), образ "человека греха" из 2 Фес 2:38 или Тысячелетнее Царство Христа из Откр 20, представляются второстепенными рядом с центральной проблемой н.з. эсхатологического учения. Эсхатология НЗ хорошо сформулирована в 1 Тим: Христос надежданаша(1:1). Е Е Bruce (пер. А. К.) Библиография: G.R. BeasieyMurray,7esu.? and the Future and The Coming of God; R.H. Charles,/! Critical History of the Doctrine of a Future Life; O.Cullmann, Christ and Time; C.H.Dodd, The Parables of the Kingdom, The Apostolic Preaching and Its Developments, and The Coming of Christ; J. E. Fison, The Christian Hope; T. F. Glasson, The Second Advent; J. Jereraias, The Parables of Jesus; W. G. Kummel, Promise and Fulfillment; G. E. Ladd, The Presence of the Future; R. Otto, The Kingdom of God and the Son ofMan; H. Ridderbos, The Coming of the Kingdom; J. A. T. Robinson, In the End, God... and Jesus and His Coming; A. Schweitzer, The Quest of the Historical Jesus; E.F. Sutcliffe, The ОТ and the Future Life; G. Vos, The Pauline Eschatology. См. также: Апокалипсисы; Второе пришествие Христа; Скорби; Тысячелетнее Царство Христа на земле (взгляды на него); Восхищение церкви; Век; Этот век, Век грядущий; Царство Божье, Царство Небесное, Царство Христа; День Христов, Божий, Господень; Последний день, дни; Суд, Осуждение; Судилище; Суд над народами; Израиль и пророчество. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

учение о последних вещах, о конечной судьбе мира и человека — искони занимала религиозную мысль. Представления о загробном существовании — томлениях в ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

Эсхатология — учение о последних вещах, о конечной судьбе мира и человека — искони занимала религиозную мысль. Представления о загробном существовании — томлениях в подземном царстве мертвых, мучениях, странствованиях в призрачном мире или упокоении и блаженстве в стране богов и героев — распространены повсеместно и имеют, по-видимому, глубокие психологические корни. По мере проникновения религии нравственными идеями, появляются и представления о загробном суде и возмездии, хотя религия стремится обеспечить верующему загробное блаженство помимо его нравственных заслуг — посредством заклинаний или иных религиозных средств, как мы видим это у египтян, а впоследствии у греков или у гностиков. Наряду с вопросом о судьбе единичной человеческой личности может возникнуть вопрос и о конечной судьбе всего человечества и всего мира — o "кончине мира", например у древних германцев (сумерки богов), или в парсизме (хотя трудно определить время возникновения его эсхатологии), или, наконец, у евреев, мусульман и в христианстве. У ветхозаветных евреев индивидуальная Э., т. е. совокупность представлений о загробном существовании отдельной личности, вытесняется из области собственно религиозного интереса, который сосредоточивается на Э. национальной или универсальной, т. е. на представлениях о конечной судьбе Израиля, народа Божия, а следовательно, и дела Божии на земле. В народных верованиях таким концом, естественно, являлось возвеличение Израиля и его национального царства, как царства самого Яхве, Бога Израиля, и Его Помазанника или Сына — народа Израиля, олицетворяемого в царе, пророках, вождях, священниках. Пророки вложили в представление о царстве Божием высшее духовное содержание. Это царство не может иметь исключительно-национальное значение: его осуществление — конечная реализация святой воли Божией на земле — имеет универсальное значение для всего мира, для всех народов. Оно определяется прежде всего <i>отрицательно</i>, как суд и осуждение, обличение и ниспровержение всех безбожных языческих царств и вместе с тем всей человеческой неправды и беззакония. Этот суд, по своей универсальности, касается не одних язычников, врагов Израиля: он начинается с дома Израиля, и, с этой точки зрения, все исторические катастрофы, постигающие народ Божий, представляются знамениями суда Божия, который оправдывается самой верой Израиля, является божественно-необходимым. С другой стороны, конечная реализация царства определяется <i>положительно</i>, как <i>спасение</i> и <i>жизнь</i>, как обновление, касающееся духовной природы человека и самой внешней природы. Во время пленения вавилонского и после него Э. евреев получает особенно глубокое и богатое развитие, вместе с <i>мессианскими чаяниями.</i> Со II в. в апокалиптической литературе с ней соединяются верования и представления о личном бессмертии и загробном возмездии. Различные памятники этого периода отличаются разнообразием представлений; можно говорить об апокалиптических <i>преданиях</i>, а не об апокалиптическом предании. Одни памятники говорят о личном Мессии, о воскресении мертвых, о пророке последних времен; другие об этом умалчивают. Тем не менее постепенно, вплоть до христианских времен (и впоследствии), вырабатывается определенный комплекс апокалиптических представлений, которые вошли и в христианскую Э. Изучая систематически, начиная со II в. до Р. Х., представления евреев о "последних вещах", можно принять в общем следующую схему: 1) скорби и казни, бедствия и знамения последних времен, видимое торжество язычников, нечестивых и беззаконных, крайнее напряжение зла и неправды, предшествующее "концу" (безусловно, общая черта всех апокалипсисов); 2) в широких кругах распространенное ожидание пророка, предтечи великого "дня Господня", Илии (Малахия; Второзак., 18, 15; Mатф., 16, 14; Иоан., 6, 14); 3) появление самого Мессии (не во всех памятниках), последняя борьба вражьих сил против царства Божия и победа над ними десницей Мессии или самого Бога; во главе вражьих сил помещается иногда богопротивный царь (впоследствии — антихрист) или сам Велиар; 4) суд и спасение, обновление Иерусалима, чудесное собрание рассеянных сынов Израиля и начало благодатного царства в Палестине, которое имеет продлиться 1000 (иногда 400) лет, — так называемый <i>хилиазм</i> (см.); перед началом этого "тысячелетнего царства" праведные имеют воскреснуть, дабы принять участие в его блаженстве (в некоторых апокалипсисах Мессия умирает, причем разыгрывается последний эпизод борьбы Бога с вражьей силой); 5) за концом истории, по совершении времен, некоторые говорят о конце мира — обновлении вселенной. "Последняя труба" возвещает общее воскресение и общий суд, за которыми следует вечное блаженство праведных и вечная мука осужденных. Иные представляли себе самую вечность по аналогии времени и мечтали о всемирном иудейском царстве, со столицей в Иерусалиме. Другие мыслили грядущее царство славы как полное обновление неба и земли, как реализацию божественного порядка, упразднение зла и смерти, которому предшествует огненное крещение вселенной. С этим связывается представление о <i>двойном воскресении</i>: первое воскресение праведных, при начале тысячелетнего царства — седьмого тысячелетия, седьмого космического дня, субботы Господней, которой кончается <i>история</i>; второй суд и второе <i>общее</i> воскресение — конец, цель <i>космического </i> процесса. Изучение <i>христианского</i> апокалипсиса показывает, каким образом эти представления еврейской апокалиптики были усвоены и переработаны церковью первого века. "Евангелие царствия" непосредственно примыкает к проповеди Иоанна Крестителя, в котором видели Илию, предтечу дня Господня. "Покайтесь, ибо приблизилось царство небесное" — так учил Иоанн, так учили и апостолы при жизни Иисуса. И в той, и в другой проповеди царство Божие, как <i>совершенное</i> осуществление воли Божией на земле ("яко на небеси"), сознается прежде всего как <i>суд</i>, но вместе и как спасение. Оно приблизилось, пришло, хотя и без видимой катастрофы; оно уже среди людей, в лице Иисуса, который сознает себя единородным Сыном Божиим, помазанным Духом, и именуется "Сыном человеческим" (как у Даниила или в книге Еноха), т. е. Мессией, Христом. Мессия вмещает в себе царство, является его средоточием, носителем, сеятелем. В нем осуществляется Новый Завет — внутреннее, совершенное соединение божеского с человеческим, залогом которого служит то единственное в истории интимное, непосредственное соединение личного самосознания с Богосознанием, какое мы находим у Иисуса Христа и только у Него. Внутренняя духовная сторона царства Божия в человечестве находит здесь свое полное осуществление: в этом смысле царство Божие <i>пришло</i>, хотя и не явилось еще в полноте своей славы. Иисус Христос есть "суд миру сему" — тому миру, который "не познал" и не принял Его; и вместе Он "спасение" и "жизнь" для тех, кто "познает", принимает Его и "творит волю Отца", в Нем открывающуюся, т. е. становится "сыном царства". Это внутреннее соединение с Богом во Христе, это духовное созидание царства Божия не упраздняет, однако, веры в окончательную реализацию этого царства, его "явления" или пришествия "в силе и славе". Последнее слово Иисуса к синедриону, слово, за которое Он был осужден на смерть, было торжественным засвидетельствованием этой веры: "Я есмь (сын Благословенного) и вы увидите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего с облаками небесными" (Марк., 14, 62). Сознавая Себя средоточием "царства", Иисус не мог не ощущать его непосредственной <i>близости</i> (Марк., 13, 21 и сл.), хотя срок наступления его Он признавал известным одному Отцу (ib., ср. Деян., 1, 7); но сознание непосредственной близости царства, или "мессианское самосознание" Христа имело для Него практическим последствием сознанную необходимость страдания и смерти — для искупления многих, для спасения их от суда и отвержения, связанного с немедленным наступлением того царства, из которого они, по внутреннему своему отношению к нему, сами себя исключают. Заповедь Отца — в том, чтобы не судить, а спасти мир. Не явление во славе среди легионов ангелов, а крестная смерть — вот путь к внутренней победе над миром и человеком. И тем не менее эта крестная смерть тоже не упраздняет Э. царства: она влагает в нее лишь новый смысл. Первое поколение христиан всецело проникнуто мыслью о близости царства: не успеете обойти городов Израиля, как придет Сын Человеческий (Матф., 10, 23); не прейдет род сей (поколение, γενέα) как все это будет (Марк., 13, 30); любимый ученик Христов не умрет до пришествия царства. Падение Иерусалима есть знамение скорого пришествия (Марка, 13, 24; Луки, 21, 27), и если во время осады и штурма Иерусалима иудеи ежеминутно ждали славного и чудесного явления Мессии, то и среди христиан первого века эти ожидания сказываются с не меньшей силой, являясь утешением в скорби и гонениях и вместе выражением живой веры в непосредственную близость Христа. Последние времена приблизились (Иак., 5, 8; 1 Петр., 4, 7; 1 Иоан., 2, 18), Господь приидет <i> скоро</i> (Откр., 22, 9 и сл.); спасение ближе, чем при начале проповеди, ночь проходит и наступает рассвет (Рим., 13, 11, 12). Воскресение Христа, как первая победа над смертью, служило ручательством окончательной победы, общего воскресения, освобождения всей твари от рабства тлению; "явления Духа" служат залогом конечного торжества Духа, одухотворения вселенной. "Чаяние будущего и воскресение мертвых" — так резюмирует апостол Павел свое исповедание и вероучение (Деян., 23, 6). В рамки традиционной Э. (антихрист, собрание Израиля, суд, воскресение, царствование Мессии, рай и т. д.) апостол влагает основную христианскую мысль: в воскресении и славном осуществлении царства совершается конечное соединение Бога с человеком, а через него и со всей природой, которая вся преображается, освобождается от тления; Бог будет все во всем (1 Кор., 15). С конца I в. зарождаются недоумения, о которых свидетельствуют памятники послеапостольского века, например послание Климента, и позднейшие писания Нового Завета, как послание к Евреям или второе послание Петра. Первые христиане и апостолы умерли, не дождавшись "спасения"; Иерусалим разрушен; языческий Рим продолжает царствовать — и это вызывает сомнения. Появляются насмешники, которые спрашивают, где же обетования о пришествии Христа? С тех пор как почили отцы, все остается по-прежнему, как было от начала творения. В ответ этим насмешкам второе послание Петра указывает, что как некогда прежний мир погиб от потопа, так нынешнее небо и земля блюдутся огню, сохраняемые на день суда и погибели нечестивых. Одно надо знать — что "у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день" (Пс., 90, 4), — почему отсрочка в исполнении обетования должна объясняться не медлительностью, а долготерпением (гл. 3). Этот текст, в связи с преданием о хилиазме, вызвал многочисленные толкования; между прочим, он вызвал ожидание кончины мира около 1000 г., а затем в XIV в., так как "тысячелетнее царство" стали считать наступившим со времен Константина. Э. в целом является едва ли не одним из первых догматов христианства; первый век был эпохой ее расцвета. Последующие века жили преданиями ранней христианской и отчасти иудейской Э., причем с течением времени отпадали некоторые старинные предания (например, чувственное представление о хилиазме, которое играло значительную роль в иудейской апокалиптике и было заимствовано христианами первых веков: см., например, фрагменты Папия). Из позднейших придатков отметим представление о мытарствах, некогда игравшее важную роль у гностиков, но усвоенное и православными. Э. западной церкви обогатилась учением о чистилище. Средневековая догматика схоластически разработала все частные вопросы о "последних вещах"; в "Summa Theologiae" Фомы Аквинского можно найти подробные сведения о различных отделах загробного мира, о местопребывании праотцев, детей, умерших до крещения, о лоне Авраама, о судьбе души после смерти, об огне чистилища, о воскресении тел и т. д. Художественное выражение этих воззрений мы находим в "Божественной комедии" Данте, а у нас — в апокрифической литературе о рае и аде, хождениях по мукам и проч., которая тянется в течение долгих веков и начатки которой следует искать в ранних апокрифических апокалипсисах. Современная мысль относится к Э. индифферентно или отрицательно; те из проповедников христианства, которые стремятся приспособить его к требованиям современной мысли, дабы открыть ему широкий доступ в круг интеллигенции, нередко совершенно искренно силятся представить Э. как случайный придаток христианства, как временный и преходящий момент, как нечто привнесенное в него извне той исторической средой, в которой оно возникло. Уже для греческой интеллигенции Э. апостола Павла служила соблазном, как мы видим это по впечатлению, произведенному его речью перед ареопагом: "когда же они услыхали о воскресении мертвых, они стали насмехаться, а другие сказали: об этом послушаем тебя в другое время" (Деян., 17, 32, ср. 24, 25). Тем не менее и теперь всякий добросовестный историк, научно изучающий историю христианства, вынужден признать, что христианство, как таковое, т. е. как вера в <i>Христа, Мессию</i> Иисуса, необходимо от начала было связано с Э., составлявшей не случайный придаток, а существенный элемент евангелия царства. Не отказываясь от самого себя, христианство не может отказаться от веры в Богочеловечество и в царство Божие, в конечную, совершенную победу, реализацию Бога на земле, — от верования, выраженного апостолом в 1 послании Коринфянам (15, 13 и сл.). Отдельные образы христианской Э. можно объяснять исторически, но основная идея ее, засвидетельствованная жизнью и смертью <i>Христа</i> Иисуса и всем Новым Заветом, начиная с молитвы Господней, представляет и до сих пор жизненный вопрос христианства — веры "во Единого Бога Отца Вседержителя". Есть ли мировой процесс, безначальный, бесконечный, бесцельный и бессмысленный, чисто стихийный процесс или же он имеет разумную конечную цель, абсолютный (т. е. на религиозном языке божественный) конец? Существует ли такая цель или абсолютное благо (т. е. Бог) и осуществимо ли это благо "<i>во всем</i>" (царство небесное — Бог все во всем) или же природа представляет <i>вечную</i> границу для его осуществления и само оно является лишь субъективным, призрачным идеалом? У христианства возможен на это лишь один ответ. <i> Кн. С. Т. </i><br><br><br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

учение о конечности мира и человека, о том или ином характере *исхода* мировой истории, наличного бытия. Мифическая и религиозная традиции представляют преимущественно сюжетно-образные, символические варианты Э. (многочисленные варианты мифов о потопе, Апокалипсис, или Откровение Иоанна, Рагнарек скандинавской мифологии и т. п.). Философские учения, включающие эсхатологические мотивы, как правило, опираются на определенный тип мифической или религиозной Э. При этом происходит осмысление символов, образов, персонажей традиционной Э. в соответствии с основополагающими метафизическими, антропологическими и историософскими концепциями. Можно говорить о двух основных типах философской Э. в европейской культурной традиции: первый Э. в рамках собственно религиозной и мистической философии, органично включенная в общий дискурс религиозно-философского синтеза; второй имплицируемые эсхатологические мотивы в нерелигиозной теоретической философии, развивающиеся преимущественно в историософских и культурологических концепциях. Примером второго типа могут служить практически все классические схемы исторического процесса, взятого в социальнокультурных параметрах. Наиболее фундаментальная предпосылка Э. в контексте философско-теоретической системы специфический способ мышления о мире и человеке в рамках оппозиций *абсолютное иное*, *первичное производное*, *подлинное неподлинное*. Сущность или смысл феноменального мира оказываются отнесенными к сфере первичного ноуменального бытия, первореальности (какой бы характер ей ни приписывался идеальный, материальный, божественно-персональный и т. п.) Т. о. вырабатываются специфические основания Э.· в метафизике принцип относительной самостоятельности сверхбытия и бытия феноменального мира, не обладающего полнотой и совершенством первореальности; в антропологии принцип несовершенства человеческой природы, отчуждения идеальной человеческой сущности от реального индивида, дихотомии *духовного* и *материального*; в социально-историческом познании утверждение принципа историзма. Общая логика, обосновывающая вписанность Э. в классическое философско-теоретическое мышление, представляется следующей: отчуждение становление через диалектику взаимоотчужденных начал снятие отчуждения. Следует отметить, что Э. или специфические эсхатологические мотивы отнюдь не сводятся к представлениям о *конце света*, вселенском катаклизме, глобальной деструкции. Мотив гибели феноменального сопровождается утверждением неизбежности воссоединения отчужденных начал, формирования, кристаллизации некоего нового вселенского строя, универсального в своих манифестациях, характеризуемых единством как результатом -диалектического становления. В этом смысле не столь важно, каково теоретическое и ценностное предпочтение в рамках конкретной философской системы, т. е. каков конечный итог становления: торжество *Града Небесного* над *Градом Земным* (Августин) либо гармонизирующий синтез абсолютного и конкретного (гегелевская схематика процесса самораскрытия Абсолютного Духа). В методологическом плане вписанность Э. в социально-философский дискурс означает несколько существенных моментов. Прежде всего, это присущее классической европейской традиции предписывание социально-историческому процессу имманентно-трансцендентной логики, предзаданность цели самого процесса и той или иной стратегии ее достижения. Тем самым достигается двойная цель: с одной стороны, господствующий в классической философии (особенно рационалистической и позитивистской) принцип прогресса становится своего рода аксиомой, неверифицируемой и, следовательно, неопровержимой в пределах данной парадигмы логико-теоретического мышления. С другой стороны, подтверждается фундаментальная идея прогностической непогрешимости рационалистического дискурса, базирующегося на категориальных оппозициях. В конечном счете, фактически все схемы исторического, социально-культурного процесса как эволюции, прогресса, поступательно-линейного развития включают характерные мотивы эсхатологического воззрения на мир и человека. Их важность подтверждается и тем, что попытки преодолеть линейнопрогрессивную схематику истории (к примеру, *цивилизационный подход*) не изживают ее эсхатологического параметра: миросистемные концепции относительно замкнутых цивилизаций или *культурно-исторических типов* (Н. Данилевский, К. Леонтьев, О. Шпенглер, А. Тойнби), устраняя проблему Э. в универсальном смысле, придают ей смысл *локальный*, когда отдельная цивилизация проходит полный цикл своего существования до разложения и гибели. Антропологический смысл Э. также обладает определенной двойственностью: с одной стороны, эсхатологические концепции основываются на определении наличного человеческого бытия как неподлинного, неполного, нуждающегося в завершении (как через нравственное возвышение индивида, так и через историческое восхождение к высшему уровню существования человечества); с другой стороны, Э. в христианской культуре способствует утверждению антропоцентризма. Обреченность человечества на преодоление собственной ограниченности представляется центральным пунктом универсального процесса (цикла) мирового становления. В религиозно-философской традиции тварный мир гибнет в смысле своей тварности, но *спасается* в смысле своей причастности высшему порядку божественного космоса; и эта причастность утверждается и раскрывается именно в человеческой социально-культурной созидательной деятельности (трансформирующейся в свободном, но провиденциально гарантированном утверждении церкви как идеального сообщества совершенных личностей, соравного в своем совершенстве и единстве Богу). Классическая рационалистическая метафизика трансформирует этот характерный мотив в соответствии с присущими ей логико-понятийными конструктами: Гегель утверждает возможность полного раскрытия Духа через единство культурно-познавательной и социально-исторической деятельности человека. Фактически, сам момент этого раскрытия имплицитно вводит постулат *конца истории* как преодоления отчужденности феноменального и абсолютного. При этом остается некая принципиальная неразрешимость дальнейшей судьбы человека и мироздания, воплотивших синтетический идеал Универсального разума. Европейская культура выдвигает два основных варианта разрешения этой проблемы: Богочеловечество (религиозная традиция) и сверхчеловечество (натуралистический и технологический эквивалент христианской мистики Богочеловечества). Оба варианта тесно связаны с Э. в своих характеристиках преодоления изначальной ограниченности человеческого существа и существования; Богочеловечество предполагает универсальное снятие отчужденности человека и человеческого мира от космического единства, порождаемого и поддерживаемого творческими силами абсолюта; это совершается за счет индивидуально-социального *обожения* (см.*Богочеловечество*). Сверхчеловечество (также связанное с антропологической парадигмой христианства) есть преодоление отчужденности посредством технического, научного овладения природой (потенциально во вселенском масштабе), с чем связано и изменение самого человека как в смысле физиологическом, так и в социальном, культурном, этическом, мировоззренческом. Радикальный вариант сверхчеловечества дан Ф. Ницше (индивидуально-нравственные мотивы) и Н. Федоровым (социальнотехнологические и космические мотивы). Э., являясь в целом неотъемлемой частью культуры, в ситуации постсовременности приобретает новые параметры, прежде всего экологические. Эсхатологическая проблема может быть осмыслена вне дискурса *сверхреальность реальность*, но в фокусе самоуничтожения. Д. В. Пивоваров... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ(греч.). Учение о судьбе людей после смерти.Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка.- Чудинов А.Н.,1910.ЭСХАТОЛОГИЯ[< гр.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ(греч. eschatos - последний), учение о конечной судьбе мира и человека. Хотя в еврейской Библии ничего не говорится о будущей жизни, во многих других религиозных учениях идея посмертного воздаяния или возмездия выражена отчетливо. Египетская Книга Мертвых, шумеро-аккадское предание о путешествии Ут-Напишти в землю, лежащую за "водами смерти", описание посещения царства мертвых Энеем у Вергилия (Энеида), основанное на аналогичном эпизоде посещения аида Одиссеем в Одиссее Гомера, Божественная комедия Данте и тибетская Книга мертвых - наиболее яркие примеры.Эсхатология рассматривает либо посмертную жизнь отдельного человека, либо жизнь всего человечества после конца света. Христианское учение о загробной жизни касается физической смерти человека, посмертной жизни и состояния человеческой души, воскресения тела и суда над живыми и мертвыми. В отличие от пантеистов и материалистов, христиане верят в продолжение сознательного существования души после смерти. Протестанты считают, что после смерти души верующих сразу же попадают на небеса (Лк 23:43; Флп 1:23). Католики учат, что даже те, кто умер в мире с церковью, если только они не достигли совершенства, сначала попадают в чистилище и подвергаются наказанию за совершенные грехи, и что пребывание в чистилище может быть сокращено, а страдания грешников облегчены благодаря молитвенному заступничеству и добрым делам живых, особенно же - благодаря совершению заупокойных месс; кроме того, они верят в грядущее телесное воскресение мертвых, Страшный суд (Откр 20:11-15) и конец света (Откр 21 и 22).Христианское учение о конце человеческой истории основано главным образом на понятии "дня Господня" - "Судного дня", или "конца света", подразумевающего определенные события, предшествующие завершению теперешней истории человечества, и само это завершение. Хотя первоначально "день Господа" означал наступление ожидаемой вселенской катастрофы (Иоил 2:1-11, Ам 5:16-20), христиане воспринимают Судный день не только как день наказания грешников, но и как день, когда праведники узнают о своем избранничестве (Мал 4:1-3). Центральным для этого понимания "дня Господня" оказывается само "пришествие Господа" - ожидаемого Мессии (Мф 11:3). В этом смысле "день Господа" есть день Мессии и начало мессианской эры.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(от греч. esxatos - последний, конечный и logos - слово, учение) - совокупность религ. представлений о конце мира, завершении историч. процесса, конечн... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(от греч. éschatos — последний, конечный и ...Логия)        религиозное учение о конечных судьбах мира и человека, Следует различать индивидуальную Э.,... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ (от греч. — последний, конечный, учение) — религ. учение о конечных судьбах мира и человечества, в основе к-рого лежит концепция о нарушении человеком своих обязательств перед Богом (богами) и последующей расплате за это: гибели Вселенной (наступлении мирового хаоса), отделении грешников от праведников, наказании первых в потустороннем мире, воскрешении (спасении) вторых и т.д. Развитую Э. имели религии др.-вавилон., др.-егип., др.-греч., др.-рим., германо-скандинавская, индуизм, зороастризм, иудаизм, элементы к-рых прослеживаются в наиболее разработанной Э. христианства. Начиная с апокалиптич. "Откровения Иоанна" (I в.) богословская мысль на протяжении всей истории христианства развивала разл. мотивы, сюжеты, образы Э. в многочисл. сочинениях, "видениях", апокрифах и т.д., все более детализируя картину конца света и загробного мира. Особый упор на Э. в ср. века делали идеологи утопий, в Новое время ее носителем являлись сектанты (иеговисты, адвентисты и др.), в наши дни — нек-рые спонтанно возникающие на Западе религ. группы (напр., "народный храм" Дж. Джонса в США с его массовыми самоубийствами). Эсхатологич. сюжеты имеются в буддизме (война Шамбалы) и в исламе (конец света, Страшный Суд, ад и рай, во многом схожие с христ. Э.).<br>     Лит.: Старшая Эдда. М.; Л., 1963; Невелева С.Л. Мифология др.-инд. эпоса. М., 1975; Nicholson R.A. Studies in Islamic Mysticism. Camb., 1921; Dowson J. A Classical Dictionary of Hindu Mythology and Religion, Geography, History and Literature. L., 1957; Bultmann R. History and Eschatology. Edin., 1957; Hummel S. Anmerkungen zur Apokalypse des Lamaismus // Archiv Orientalni. Praha, 1958. V. 26. № 2; Sauter G. Einfuhrung in die Eschatologie. Darmstadt, 1986.<br>     Н.Л. Жуковская<br><br><br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ и, ж. eschatologie f. &LT;гр. eschatos крайний, последний + logos знание. В различных религиях - учение, представление о конце мира, о кон... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(или эшатология, греч. eschatos-последний и logos -учение) религиозное учение о конечной судьбе мира. Согласно христианской догматике, история человечества складывается из следующих осн. Моментов, к-рые и предопределяют характер христианского толкования нравственности: бог создал человека по своему образу и подобию, дал ему моральный закон и наделил его свободой воли, сделал, следовательно, его ответственным за свои поступки; прародители людей совершили первородный грех, за что на всем роде человеческом лежит проклятие бога; посланный богом на землю Христос искупил вину человечества (Искупление) и тем самым создал возможность будущего «спасения» людей от греха в «царстве божьем» (религиозная форма трактовки общественного идеала), к-рое наступит после «страшного суда», где будут отделены «праведные» от «неправедных». Из этих мифологических представлений делаются выводы, имеющие моральное значение: человек в своей нравственной деятельности должен надеяться не столько на свои собственные силы, сколько на божественную милость (Смирение): высшая моральная санкция состоит якобы в том, что добродетель вознаграждается, а порок наказуется не в земной, а в загробной жизни (Воздаяние); хотя человек свободен, он уже не может не грешить, поскольку он унаследовал первородный грех; самым страшным грехом против бога являются не преступления против морали, а «гордыня» (Гордость), претензии на преодоление греха и достижение морального совершенства. Хотя а толковании отдельных моментов эсхатологического учения в различных направлениях христианства существуют особенности, в целом оно имеет реакционный характер, обезоруживая людей в борьбе с социальным и моральным злом, настраивая их на пассивное ожидание фатальных «предначертаний».... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(от греч. последний, конечный и слово, учение), религ. учение о конечных судьбах мира и человека. Следует различать индивидуальную Э., т. е. учение о загробной жизни единичной человеч. души, и всемирную Э., т. е. учение о цели космоса и истории, об их конце и о том, что за этим концом следует. В становлении индивидуальной Э. особая роль принадлежит Др. Египту, а в становлении всемирной Э.иудаизму, сосредоточенному на мистич. осмыслении истории как разумного процесса, направляемого волей личного бога: руководимая богом история должна преодолеть себя самоё в приходе «грядущего мира». Индивидуальная Э. становится частью всемирной Э., ибо наступление «будущего века» окажется сроком для воскресения умерших праведников. Э. христианства выросла на основе Э. иудейского сектантства, освобождённой от нац. чаяний и дополненной мотивами антич., егип. и зороастрийской Э. Она исходила из того, что эсхатологич. время уже началось с выступлением Иисуса «Христа» («Мессии»). При этом в первом его пришествии история оказывается снятой лишь «незримо» и продолжает длиться, хотя под знаком конца; второе пришествие (в качестве судьи живых и мёртвых) должно выявить эту незримую реальность. Э. Нового завета выражает себя в многозначных символах и притчах, избегая наглядности; однако ср.-век. сознание в бесчисл. апокрифах и «видениях» создаёт детализированную картину потустороннего мира. На уровне чувственно-наглядного мифа Э. часто содержит мотивы, общие для различных религий (ислама, католицизма и т. д.). С наступлением эпохи капитализма функции, мотивы и темы Э. отчасти перенимаются идеологией утопии.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

совокупность религиозно-философских доктрин о конечной судьбе человека и мира, о «конце истории». Учение о «конце света», детально разработанное в иудаизме и христианстве. Основные темы эсхатологии – конец мира, истории, воскресение мертвых, Страшный суд и связанные с ними проблемы. Аналогичные представления встречаются и в других восточных религиях (ислам и зороастризм), в верованиях первобытных народов, в средиземноморских и ближневосточных культах. Эсхатологические верования проявляются в двух диаметрально противоположных формах. Отличительной их чертой служит различное отношение к времени и истории, Т.н. мифическая эсхатология изображает извечную борьбу между космосом (порядком) и хаосом (беспорядком). Иными словами, она утверждает вечность космоса и возобновляемость истории. Историческая эсхатология, наоборот, ведет отсчет не от мифического «начала мира», а от конкретно датируемых (обозначаемых) событий, которые считаются ключевыми, осевыми в истории. Таким образом, эсхатология это учение о конечных судьбах мира и человека: 1) относящееся к тому, что должно последовать за нашей, собственной смертью (индивидуальная эсхатология); 2) касающееся конца истории и мира, в котором мы живем (коллективная и космическая эсхатология). В иудео-христианской традиции эсхатология предстает как Страшный суд, который состоится в конце времен.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

   (от греч. eschatos - последний, logos - слово) религиозное учение о конце света, о конечных судьбах мира и человека:   ஐ "Новая эсхатология христиан... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ (греч. eschatos - последний и logos - учение) - религиозное учение о конце истории и конечной судьбе мира. Впервые Э. получила оформление к... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(греч. eschatos - последний и logos - учение) - религиозное учение о конце истории и конечной судьбе мира. Впервые Э. получила оформление как стройная система представлений в мессионерской деятельности иудейских пророков. Их пророчества о грядущих исторических событиях должны были иметь значимость для целых регионов. История, при этом, осмысливалась как имеющая конкретную цель, начертанную ей Богом. Христианство унаследовало от ветхозаветных пророков мировую Э. - учение о "новом небе и новой земле". Однако больший уклон в христианстве делается на индивидуальную Э.: после конца истории праведники воскреснут для вечной жизни, а грешники - для вечной смерти. Христианская Э. преодолевает национальную ограниченность Э. иудаизма, с конечной судьбой мира связывается судьба и ответственность не народа (с его малой историей), а каждого конкретного человека (с его индивидуальной жизнью). Во многих христианских течениях (адвентисты, пятидесятники, баптисты) Э. является стержневой основой всего вероучения. К таким эсхатологическим представлениям можно отнести веру в скорое пришествие Христа и наступления на земле тысячелетнего царства, а также веру в армагеддон - последнюю битву между Христом и сатаной. А.Н. Шуман... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(религ. учение о конечных судьбах мира и человека. Э. уходит своими корнями в др. представления о возникновении и гибели универсума, о скрытой борьбе в природе доброго и злого начал, сил света и тьмы. В развитой форме Э. присуща иудаизму, христианству, исламу. На христ. Э. оказали влияние зороастризм, др.-егип. религия и особенно мессианизм иудаизма. Гл. содержание христ. Э. сводится к представлениям об антихристе, втором пришествии Христа, конце света, страшном суде. Схожие сюжеты получили отражение в Э. ислама. В совр. условиях Э. стала одной из ведущих тем религ. футурологии (К. Ранер, Ю. Мольтман, В. Панненберг, Г. Ваганян). Теологи модернизируют религ. учение (концепции «инструментальности», «несамостоятельности» истории, ее «преодоления»), используя идеи бурж. прогностики об ограниченности история, прогресса, «пределах роста» цивилизации, неизбежности грядущих демогра-фич., экологич. катастроф. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

eschatology), религ. учение о конечных судьбах мира и человека. Термин Э. использовался первоначально в христ. и иудейской теологии, тем не менее почти все религии имеют собственные эсхатологические представления, к-рые можно разделить на две группы: одни основаны на мифологических объяснениях происх. и конца мира (мифы о сотворении мира), др. — на историч. Библейские повествования об истории иудейского народа, учение и высказывания Иисуса служат примерами историч. Э., породившей в первом случае милленаристские (милленаризм) упования иудеев на приход Мессии, а во втором — христ. веру во второе пришествие. Такие эсхатологические представления резко контрастируют с ожиданием апокалиптического или катастрофического вмешательства Бога в историю. В индуизме и буддизме Э. сосредоточена на страстном желании освобождения от цикла рождений и возрождений (причинное зарождение, перевоплощение, сансара). ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

1) Орфографическая запись слова: эсхатология2) Ударение в слове: эсхатол`огия3) Деление слова на слоги (перенос слова): эсхатология4) Фонетическая тран... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

от греч. eschatos — последний, конечный и logos — слово, учение) — религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Обычно различают индивидуальную Э., т. е. учение о загробной жизни единичной человеческой души, и всемирную Э., т. е. учение о цели космоса и истории, об их конце и о том, что зд этим концом последует. В становлении индивидуальной Э. особая роль принадлежит Древнему Египту, а в становлении всемирной Э. — иудаизму, сосредоточенному на мистическом осмыслении истории как разумного процесса, направляемого волей Бога к «грядущему веку». В христианстве индивидуальная Э. становится частью всемирной: наступление «грядущего века» предстает временем воскресения умерших праведников. С наступлением Нового времени функции, мотивы и темы Э. частично перенимаются идеологией утопии. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

Тяга Тэс Тося Тоо Тол Того Тога Тихо Тис Тая Тахо Талия Таис Тагил Сэта Схолия Стяг Стоя Стол Стог Стих Стиляга Стило Стая Стах Сталия Соя Соха Солох Соло Слот Слог Слаг Сиэтл Сито Сило Сила Сиг Сати Сало Саго Охота Охи Оха Ося Остол Ост Осот Осло Ослиха Осгит Оса Оолит Оля Оао Лях Лох Лотос Лото Лот Лосиха Логос Логия Логист Лог Лихо Лита Лист Лис Лиго Лига Ласт Лаос Лагос Лаг Итого Итог Итл Иса Иох Иол Илот Иго Игла Гэта Гэс Гэл Гто Гот Гостия Гост Гос Голос Голо Гол Тягло Гоист Гляс Глот Хаос Глия Глист Хиос Хит Холист Холст Хост Хота Эгоист Элиста Элита Эолит Эос Глас Эст Эсхатология Эсхил Эта Этил Этолог Этология Гит Этос Эхо Эхолот Яга Ялта Ясли Гас Галс Гало Галит Галиот Аят Ахолия Ахи Ася Аоот Аля Алоэ Яхта Агит Аил Аист Аэлит Аэс Галя Гисто... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ (греч. eschatos — последний и logos — учение, слово) — религиозное учение о конечных судьбах мира и человечества, о конце света. В основе учения лежат древние представления о наличии в природе скрытых действующих сил, борьбе доброго и злого начал, о загробном наказании грешников и награде праведникам. В развитой форме идеи эсхатологии встречаются в христианстве и иудаизме. Эсхатологические настроения, как правило, широко распространяются во время социальных и политических кризисов. В настоящее время широко используется церковниками и сектантами. Идеи эсхатологии присущи и некоторым уфологическим концепциям (см. "Уфомания"), особо широко распространялись в конце ХХ века. См. также "Армагеддон".<br><br><br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

букв. "учение о конце") – мистическо-религиозное учение о конце мира, о трагической судьбе человечества, о возможности или невозможности спасения. Данные взгляды – существенная характеристика религиозной философии, входящая в догматику христианства. Основные идеи изложены в "Откровении Иоанна Богослова" – части библейского Нового Завета. Главная мысль – о втором пришествии Христа и Страшном суде, где всем праведникам и всем грешникам будет воздано по заслугам. Это и будет означать конец прежнего мира, жуткий апокалипсис, после чего бытие пойдет в новой форме, определенной Богом. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

-и, ж. Религиозное учение о конце мира, о конечных судьбах мира и человека.Христианская эсхатология. □ Мне стала известна талантливая и смелая работа ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(гр. – учение о конце) – религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Это система представлений о последних судьбах мира и о посмертной участи человека. В русской словесности есть много эсхатологических мифов о земных катастрофах, о превращении космоса в хаос. Эсхатология является составной частью «русской идеи». В развитой форме эсхатология присуща христианству, исламу и иудаизму. Так, в христианстве есть представление об антихристе, втором пришествии Христа, конце света, страшном суде.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

греч. eschatos – последний), учение о конечной судьбе мира и человека. Эсхатология рассматривает либо посмертную жизнь отдельного человека, либо жизнь всего человечества после конца света. Христианское учение о загробной жизни касается физической смерти человека, посмертной жизни и состояния человеческой души, воскресения тела и суда над живыми и мертвыми. В отличие от пантеистов и материалистов, христиане верят в продолжение сознательного существования души после смерти. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

        (греч. учение о последних вещах), система представлений о конечных судьбах отдельных людей, человечества и всего мира. В этом Э. перекликается ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Эсхатология христианства исходит из того, что эсхатологическое время уже началось с появлением Иисуса Христа, и жизнь продолжается под знаком ожидания второго божественного пришествия и Страшного суда, которые ознаменуют "конец света". Средневековье в бесчисленных апокрифах и "видениях" создало детализированную картину потустороннего мира. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(от греч. eschatos - последний, конечный и logos - слово, учение) - англ. eschatology; нем. Eschatologie. Религиозное учение о конечных судьбах мира и человека; различают индивидуальную эсхатологию, т. е. учение о загробной жизни единичной человеческой души, и всемирную Э., т. е. учение о цели космоса и истории, об их конце и о том, что за ним последует. Antinazi.Энциклопедия социологии,2009... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

- (от греч. eschatos - последний, конечный и logos - слово, учение ) - англ. eschatology; нем. Eschatologie. Религиозное учение о конечных судьбах мира и человека ; различают индивидуальную эсхатологию, т. е. учение о загробной жизни единичной человеческой души, и всемирную Э., т. е. учение о цели космоса и истории, об их конце и о том, что за ним последует.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

Греч. eschaton - конец во времени и пространстве, и logos - учение. Учение о предстоящем конце света, смысле земной истории, ее логическом завершении, конечной судьбе человека как индивидуума и биологического вида. Эсхатологические элементы присутствуют<br><div align="right">Источник: <span style="color: brown;"><em>"Религиозный словарь"</em></span> </div><br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

Ударение в слове: эсхатол`огияУдарение падает на букву: оБезударные гласные в слове: эсхатол`огия

ЭСХАТОЛОГИЯ

от греч. eschatos последний, конечный и logos - учение) - в христ. догматике учение о последних вещах: о конце мира, о воскресении мертвых, о Страшном суде, о царстве Божием на земле (см. Хилиазм). Различается индивидуальная эсхатология, т.е. учение о загробной жизни единичной человеческой души, и всемирная - учение о цели космоса и истории и их конце. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(от греч. eschatos последний, конечный и logos учение) в христ. догматике учение о последних вещах: о конце мира, о воскресении мертвых, о Страшном суде, о царстве Божием на земле (см. Хилиазм). Различается индивидуальная эсхатология, т.е. учение о загробной жизни единичной человеческой души, и всемирная учение о цели космоса и истории и их конце.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

учение о последних целях человека, т.е.: 1) относящееся к тому, что должно последовать за нашей собственной смертью (индивидуальная эсхатология); 2) касающееся конца мира, в котором мы живем (коллективная эсхатология). В иудео-христианской традиции эсхатология предстает как Страшный суд, который состоится в конце времен. ... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

учение о последних целях человека, т.е.: 1) относящееся к тому, что должно последовать за нашей собственной смертью (индивидуальная эсхатология); 2) касающееся конца мира, в котором мы живем (коллективная эсхатология). В иудео-христианской традиции эсхатология предстает как Страшный суд, который состоится в конце времен.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ (от греч . eschatos - последний, конечный и ...логия), религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Различается индивидуальная эсхатология, т. е. учение о загробной жизни единичной человеческой души, и всемирная эсхатология, т. е. учение о цели космоса и истории и их конце.<br><br><br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ (от греч. eschatos - последний - конечный и ...логия), религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Различается индивидуальная эсхатология, т. е. учение о загробной жизни единичной человеческой души, и всемирная эсхатология, т. е. учение о цели космоса и истории и их конце.<br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ эсхатологии, мн. нет, ж. (от греч. eschatos - крайний, последний и logos - учение) (истор. религ.). В различных религиях - учение, представление о конце мира, о конечных судьбах человечества, о т. наз. загробной жизни и т. п. Иудейская эсхатология. Христианская эсхатология.<br><br><br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(греч. последний + учение) христианское учение о конечных судьбах мира и человечества; включает в себя представления о втором пришествии Иисуса Христа, воскресении мертвых и Страшном Суде (см.) над праведниками и грешниками, грядущем обновлении мира и торжестве праведников в их единении с Богом.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ (от греческого eschatos - последний, конечный и ...логия), религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Различаются: индивидуальная эсхатология - учение о загробной жизни единичной человеческой души; всемирная эсхатология - учение о цели космоса и истории и их конце. <br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

- (от греч. eschatos - последний - конечный и ...логия),религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Различаетсяиндивидуальная эсхатология, т. е. учение о загробной жизни единичнойчеловеческой души, и всемирная эсхатология, т. е. учение о цели космоса иистории и их конце.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(от греческого eschatos - последний, конечный и ...логия), религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Различаются: индивидуальная эсхатология - учение о загробной жизни единичной человеческой души; всемирная эсхатология - учение о цели космоса и истории и их конце.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

религиозное учение о конечных судьбах мира и человека. Различается индивидуальная Э., то есть учение о загробной жизни единичной человеческой души, и всемирная Э., то есть учение о цели космоса и истории, и их конце, В развитой форме присуща иудаизму, христианству, исламу.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатоло́гия, эсхатоло́гии, эсхатоло́гии, эсхатоло́гий, эсхатоло́гии, эсхатоло́гиям, эсхатоло́гию, эсхатоло́гии, эсхатоло́гией, эсхатоло́гиею, эсхатоло́гиями, эсхатоло́гии, эсхатоло́гиях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») .... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

Rzeczownik эсхатология f eschatologia f

ЭСХАТОЛОГИЯ

сущ. жен. рода, только ед. ч.рел.есхатологія

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатология [гр. eschatos последний + ...аогия] - религиозное учение о "конце света", входящее составной частью во многие религии; особенно большое развитие получила в иудаизме и христианстве. <br><br><br>... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(греч. eschatos – последний, конечный логия) – учение о конечных судьбах мира и человека. Пока что это не наука, а скорее смутные и часто мрачные предчувствия того, что ждёт человечество и мир в будущем.... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатоло'гия, эсхатоло'гии, эсхатоло'гии, эсхатоло'гий, эсхатоло'гии, эсхатоло'гиям, эсхатоло'гию, эсхатоло'гии, эсхатоло'гией, эсхатоло'гиею, эсхатоло'гиями, эсхатоло'гии, эсхатоло'гиях... смотреть

ЭСХАТОЛОГИЯ

(1 ж), Р., Д., Пр. эсхатоло/гии

ЭСХАТОЛОГИЯ

религиозное учение о конце света, о конечных судьбах человека и мира, Страшном суде и загробном воздаянии за дела людей.

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатология сущ., кол-во синонимов: 1 • богословие (11) Словарь синонимов ASIS.В.Н. Тришин.2013. .

ЭСХАТОЛОГИЯ

Начальная форма - Эсхатология, единственное число, женский род, именительный падеж, неодушевленное

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатология ж. Учение о "конце света", являющееся составной частью многих религий.

ЭСХАТОЛОГИЯ

ЭСХАТОЛОГИЯ ж. Учение о "конце света", являющееся составной частью многих религий.

ЭСХАТОЛОГИЯ

Ж esxatologiya (dünyanın, bəşəriyyətin sonu haqqında dini təsəvvürlərin məcmusu).

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатоло́гия, -и

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатол'огия, -и

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатология эсхатол`огия, -и

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатология

ЭСХАТОЛОГИЯ

рел. эсхаталогія, жен.

ЭСХАТОЛОГИЯ

ақтық кезең, ақырзаман, эсхатология

ЭСХАТОЛОГИЯ

эсхатология

T: 58